Что такое святой смех?



 

Вопрос: Что такое святой смех?

Ответ:
Термин “святой смех” описывает явление, во время которого человек бесконтрольно смеется, – как полагается, в результате наполнения радостью Святого Духа. Он характеризуется раскатами неконтролируемого смеха, иногда сопровождаемого обмороком или падением. Описания имевших этот опыт несколько различаются, но все они считают, что это – признак “благословения” или “помазания” Духа Святого.

Опыт святого смеха по своей природе является субъективным. Таким образом, в попытке найти истину относительно данного вопроса, мы должны стараться быть объективными. Когда наше определение истины зависит от собственного опыта, то мы опасно приближаемся к релятивизму в своем мышлении. Выражаясь кратко, чувства не говорят нам, что является истиной. Они не являются чем-то плохим, и иногда совпадают с библейской истиной. Тем не менее, они чаще соответствуют нашему греховному естеству. Непостоянная природа сердца делает его крайне ненадежным компасом. “Коварно сердце человека, оно неисправимо. Кто может знать его?” (Иеремии 17:9; тут и далее – перевод Российского Библейского общества). Этот принцип применим и к явлению, известному как “святой смех”. Нет никаких сомнений в том, что люди действительно начинали бесконтрольно смеяться на встречах возрождения. Это – факт. Но что он на самом деле означает?

Смех в Библии упоминается несколько раз. Часто он используется для описания насмешливой или презрительной реакции, как это было с Авраамом и Саррой, которая рассмеялась, когда Бог сказал им, что они в своем преклонном возрасте дадут жизнь ребенку. В некоторых местах смех обозначает издевательство (Псалом 58:9; Псалом 79:7; Притчи 1:26), а в других мы находим острые высказывания о самой его природе. Соломон, например, сделал следующее наблюдение в книге Екклесиаста 2:2: “О смехе сказал я: «Безумие!», а о веселье: «К чему оно?»”. Затем он продолжает в 7:3: “Горести лучше смеха, печаль на лице – сердцу польза”. В Притчи 14:13 говорится обратное: “Бывает, среди веселья опечалится сердце, и за радостью настает печаль”. Оба текста истинны: грустный человек может смеяться, чтобы скрыть свою печаль, а другой может плакать, будучи счастливым. Таким образом, эмоции не только не демонстрируют истину, но мы также видим, что смех не всегда свидетельствует о радости, но может означать гнев, печаль или насмешку. Кроме того, отсутствие смеха автоматически не подразумевает печаль. Смех является субъективным опытом.

Наиболее убедительный библейский аргумент против того, что называется “святым смехом”, встречается в послании к Галатам 5:22-23. Тут говорится: “А плод Духа – любовь, радость, мир, стойкость, доброта, щедрость, верность, кротость, умение владеть собой. Нет такого закона, который бы это осуждал”. Если умение владеть собой является плодом Духа Божьего, то как может неудержимый смех также быть плодом Его Духа? Лидеры движения возрождения утверждают, что “наполнение” Духом подразумевает, что мы в некотором роде подвержены Его прихотям. Но мысль о том, что Бог заставит людей вести себя, как будто пьяные, бесконтрольно смеяться или издавать животные звуки в результате помазания Духа, прямо противоположна тому, как действует Дух согласно Галатам 5:22-23. Дух содействует развитию самоконтроля внутри нас, а не наоборот. И, наконец, в Библии никто не был более наполнен Святым Духом, чем Иисус, но Библия ни разу не упоминает Его смеющимся.

В свете этих вещей стоит взглянуть на следующие отрывки из 1 Коринфянам 14, где Павел говорит о языках: “Представьте себе, братья, что я пришел к вам и говорил на неведомых языках. Какая была бы вам от меня польза? Я ничего бы вам не поведал, ничего не открыл, ничему не научил, ничего не возвестил, ни в чем не наставил” (ст. 6).

“И если труба подает неразборчивый сигнал, кто станет готовиться к бою? Так и с вами: если не будете с помощью языка говорить что-то вразумительное, как людям понять то, что вы сказали? Вы будете только сотрясать воздух!” (ст. 8-9).

“Так что из этого следует, братья? Когда вы собираетесь вместе, пусть у одного из вас будет гимн, у другого проповедь, у кого-то откровение от Бога, у кого-то весть на языках, у кого-то ее истолкование. Но все должно иметь целью созидание церкви. Если есть говорящие на языках, пусть говорят два человека, от силы три, причем по очереди, а один пусть истолковывает. А если нет никого, кто мог бы истолковать, то пусть говорящий на языках в собрании молчит, а говорит только для себя и для Бога” (ст 26-28).

“…потому что Бог – это Бог не беспорядка, а мира. Как и во всех церквах народа Божьего” (ст. 33).

В те дни многие люди в церквях говорили на языках, которые были незнакомы другим, и, следовательно, Павел говорит, что они были бесполезны в церкви, потому что говорящий не мог наставлять других своей речью. То же самое можно применить и к святому смеху. Какая польза, спрашивает Павел, если мы не обращаемся друг к другу с откровением, назиданием, знанием и истиной? Опять же, он говорит: “все должно иметь целью созидание церкви” и подытоживает свои аргументы словами: “Бог – это Бог не беспорядка, а мира”, что дает нам понять, что Он не желает, чтобы атмосферу в церкви формировала путаница и бессмысленность, но знания и назидание.

В свете слов Павла, становится очевидным, что так называемый “святой смех” не подпадает под категорию того, что является “назидательным” для тела Христова, и, следовательно, его следует избегать. Мы признаем, что а) смех является ненадежной эмоциональной реакцией; б) он может быть признаком различных эмоций и в) он не несет никакой пользы. Кроме того, неконтролируемые вспышки эмоций противоречат природе Святого Духа. Таким образом, “святой смех” не следует рассматривать как средство приближения к Богу или ощущения присутствия Его Духа.


Вернуться на русскую стартовую страницу

Что такое святой смех?