Как убеждения относительно творения влияют на наши верования в целом?



 

Вопрос: Как убеждения относительно творения влияют на наши верования в целом?

Ответ:
Споры относительно творения и эволюции не утихают уже на протяжении многих лет. Иногда кажется, что стороны не слышат друг друга. Каждая сторона стремится опровергнуть заявления оппонентов – эволюционисты обвиняют креационистов в полном игнорировании науки, а последние обвиняют эволюционистов в участии в коварных заговорах, чтобы заставить их замолчать. Честный диалог в этой словесной войне занимает слишком незначительное место.

Многие христиане отводят вопросу «творение или эволюция» второстепенное значение как таковому, который не относится к оправданию человека перед Богом через Евангелие Иисуса Христа. В этом есть доля истины. Мы можем стать настолько поглощенными этой дискуссией, что перестанем уделять внимание главному вопросу – распространению Евангелия. Тем не менее, как и со многими другими «вторичными» проблемами, убеждения человека относительно творения на самом деле влияют на то, как он рассматривает теологию в целом и Евангелие в частности.

В христианстве существует несколько точек зрения относительно доктрины о творении:

1. Буквальное творение – Бог создал все существующее в течение шести 24-часовых дней/суток.

2. Метафорический креационизм – события творения происходили так, как описано в Бытие 1, но «дни» творения представляют собой неопределенные периоды времени.

3. Теория структуры – дни в Бытие 1 представляют собой богословскую структуру, в рамках которой повествуется о создании всего вокруг.

На протяжении большей части истории церкви, вплоть до последних 150 лет, позиция о буквальном творении была доминирующей. Мы не хотим верить во что-то, включая позицию о буквальном творении, лишь потому, что в это верили наши предшественники, но мы верим в доктрину, которая подтверждается текстом Священного Писания. В данном конкретном случае многие консервативные богословы считают, что позиция о буквальном творении имеет самую сильную экзегетическую поддержку библейского текста. Во-первых, таково естественное понимание, получаемое при простом чтении текста. Кроме того, всякий раз, когда используется еврейское слово «день» («йом») в сопровождении числительного (например, четыре дня) или комбинацией «утро и вечер» (как в Бытие 1), оно всегда относится к 24-часовой сутке. И, наконец, семидневная модель, учрежденная в течение недели творения, является шаблоном, из которого мы получаем нашу неделю (Исход 20:8-11).

С развитием современной науки, христиане начали постепенно оставлять позицию о буквальном творении. Основной причиной этого отказа является тот факт, что данная позиция требует малого возраста вселенной, соответствующего «молодой Земле» (от 6000 до 30000 лет), в то время как преобладающее научное мнение заключается в том, что вселенной миллиарды лет. Позиция метафорического креационизма (иногда называемая прогрессивным креационизмом) является попыткой согласовать историю творения в книге Бытие с позицией о большом возрасте вселенной и земли. Следует обратить внимание на то, что позиция метафорического креационизма заключается в утверждении, что Бог создал все, и она по-прежнему отвергает теорию эволюции Дарвина, поэтому ее не следует путать с «теистической эволюцией» – убеждением, что дарвиновская эволюция истинна, но, вместо слепого случая, она на самом деле направлялась Богом. Тем не менее, хотя сторонники позиции метафорического креационизма считают, что они таким образом согласовывают библейское учение с наукой, оппоненты рассматривают ее как скользкий путь к отказу от истинности Слова Божьего.

Поскольку дискуссии относительно творения и эволюции было отведено второстепенное место, слишком немногие озабочены богословскими последствиями отрицания библейского взгляда на творение (независимо от того, какую позицию занимает определенный человек). Большинство считает, что нет особой разницы, является ли эволюция истиной или нет. Доктрина о творении не рассматривается в связи с остальной частью христианской вести. На самом же деле, то, во что человек верит относительно творения, имеет решающее значение, поскольку это касается вопроса о непогрешимости, надежности и авторитете Священного Писания. Если Библии нельзя доверять в первых двух ее главах, то как можно верить остальным частям этой книги? Как правило, критики Библии сосредотачивают свои атаки на первых одиннадцати главах книги Бытие (в частности, истории о творении). Вопрос в том, почему? Эти первые одиннадцать глав закладывают основание всей остальной части библейской истории. Вы не сможете понять прогрессивное повествование Писания без этих глав. В них содержится чрезвычайно много основополагающего материала для остальной части Библии – например, творение, падение, грех, неизбежность суда, необходимость в Спасителе и представление Благой вести. Игнорирование этих фундаментальных доктрин делает остальную часть Библии непонятной и неактуальной.

Тем не менее, критики Библии и те, для кого наука является высшим авторитетом, предпочитают относиться к этим начальным главам Бытия как древнееврейскому мифу, а не истории о зарождении жизни. На самом деле, в сравнении с историями о творении в других культурах, описание в книге Бытие воспринимается больше как история, чем как миф. В большинстве древней литературы творение рассматривается как результат противоборства между богами. И большая часть мифов о творении помещает свою культуру в центр религиозной вселенной. Книга Бытие, разделяя некоторые общие черты с другими историями о творении, отличается тем, что изображает Бога как единственного, Кто обладает наивысшей властью над творением (а не как одного из многих богов), а человечество – как вершину Его создания и управителей над остальным творением. Конечно, некоторые вопросы относительно истории в Бытие остаются без ответа (как например, точная дата творения), но ее цель не заключается в предоставлении полного исторического отчета, удовлетворяющего современных историков. Описание в Бытие является предысторией для еврейского народа, который собирался войти в Обетованную землю; они должны были знать, кто они и откуда пришли.

Другой момент, на который следует обратить внимание, – это то, что большая часть христианского богословия основывается на исторической достоверности описания в Бытие. Понятие брака исходит непосредственно из истории о творении (Бытие 2:24) и упоминается Иисусом во всех трех синоптических Евангелиях. Наш Господь Сам признает, что человек был создан как мужчина и женщина «в самом начале» (Матфея 19:4). Чтобы эти ссылки имели какой-то смысл, они должны основываться на исторической точности истории о творении в Бытие. Самое главное – наше заветное учение о спасении зависит от доктрины о творении и буквального существования человека по имени Адам. Два раза в своих посланиях (Римлянам 5 и 1 Коринфянам 15) Павел связывает наше спасение во Христе с нашим отождествлением с Адамом. В 1 Коринфянам 15:21-22 мы читаем: «Потому что как смерть пришла через человека, так и воскресение мертвых – через человека. И как все, сопричастные Адаму, умирают, так и все, сопричастные Христу, будут возвращены к жизни» (тут и далее – перевод Российского Библейского общества). Вся человеческая раса находится в падшем состоянии из-за сопричастности с Адамом через естественное рождение. Подобным же образом те, кого Бог избрал для спасения, получают его через сопричастность со Христом через духовное рождение. Различия в сопричастности с Адамом и Христом имеют решающее значение для правильного понимания христианской сотериологии, и это различие не имеет никакого смысла, если бы не было реального Адама, от которого произошло все человечество.

Павел приводит схожие аргументы в Послании к Римлянам 5:12-21. Но этот отрывок уникален тем, что тут четко сказано: «Итак, грех вошел в мир через одного человека, а с грехом смерть; смерть перешла на всех людей, потому что все согрешили» (Римлянам 5:12). Этот стих является фундаментальным для аргумента о полной греховности и, как и текст в 1 Коринфянам, чтоб иметь смысл, он должен основываться на буквальном существовании Адама. Без буквального Адама нет никакого буквального греха и нет необходимости в буквальном Спасителе.

Независимо от того, какую позицию человек занимает относительно доктрины творения, очевидно одно: Бог сотворил небо и землю. Хотя мы считаем, что позиция о буквальном творении обладает наиболее сильной библейской аргументацией, остальные две точки зрения являются допустимыми интерпретациями в пределах области общепринятых христианских верований. Но необходимо подчеркнуть, что Библия не поддерживает (ни явно, ни неявно) дарвиновский взгляд на эволюцию. Поэтому утверждение, что дебаты относительно творения и эволюции не важны, является проявлением неуважения к Священному Писанию. Если мы не можем верить Библии, когда она говорит о творении, почему мы должны доверять ей относительно спасения? Именно поэтому то, во что мы верим относительно творения, имеет важное значение для остальной части нашей теологии.


Вернуться на русскую стартовую страницу

Как убеждения относительно творения влияют на наши верования в целом?