www.GotQuestions.org/Russian



Вопрос: Что такое демифологизация? Нужно ли демифологизировать Библию?

Ответ:
Концепция демифологизации принадлежит Рудольфу Бультманну, теологу и исследователю Нового Завета ХХ века. Бультманн считал, что Новый Завет – это просто человеческое повествование о встречах писателей с Богом в обличии Христа. По его мнению, авторы Евангелий использовали только те термины и концепции, которые были доступны им в то время и которые были неразрывно связаны с чудесными и сверхъестественными явлениями, что он считал мифом.

Бультманн предположил: чтобы Евангелие было приемлемым и актуальным для современного мыслителя, Новый Завет следует демифологизировать. Иными словами, мифические компоненты (т.е., чудеса) должны быть удалены, и тогда можно будет увидеть универсальную истину, лежащую в основе новозаветных историй. Для него универсальная истина заключалась в том, что во Христе Бог действовал во благо человечества. Однако в Новом Завете повествуется о рождении от девы, хождении по воде, умножении хлебов и рыбы, о даровании зрения слепым и даже о воскресении Иисуса, что считается мифическими дополнениями к основному посланию. Сегодня существует множество ответвлений христианства, которые исповедуют тот же образ мышления, независимо от того, приписывают ли они это влиянию теории Бультманна или нет. То, что можно назвать «базовым либерализмом», опирается на демифологизированную Библию. Либерализм учит благости Бога и единству людей с упором на следование примеру Христа, при этом преуменьшая или отрицая чудеса.

Бультманн не сумел понять, что элемент чудес (то, что он назвал мифами) лежит в основе Евангелия. Более того, люди в 1-м веке не были такими уж наивными, чтобы с легкостью верить в чудеса. Когда ангел объявил деве Марии о предстоящем рождении Сына, она отчетливо понимала, что это было чем-то необычным (Луки 1:34). Точно так же требовалось убедить Иосифа (Матфея 1:18–21). Фома знал, что воскресение после распятия не было обычным явлением, и отказывался в это поверить, пока сам не увидит Иисуса (Иоанна 20:24–25).

Павлу пришлось противостоять учению, охватившему церковь в Коринфе. Защищая доктрину воскресения, апостол объясняет, что демифологизированное Евангелие вовсе не является Благой Вестью. Воскресение Иисуса является самым важным фактом (1 Коринфянам 15:4), историческим и поддающимся проверке (стих 5). «А если Христос не воскрес, то и все, что мы возвещаем, не имеет смысла, равно как и ваша вера. Мы сами в таком случае оказываемся лжесвидетелями о Боге, так как мы засвидетельствовали о том, что Бог воскресил Христа, Которого Он не воскрешал, если, конечно, мертвых вообще нельзя воскресить. Ведь если мертвых нельзя воскресить, то и Христос не был воскрешен. А если Христос не был воскрешен, то и вера ваша напрасна и ваши грехи по-прежнему на вас. Тогда и те, кто умер во Христе, погибли. Если мы надеемся на Христа лишь в этой жизни, то мы находимся в более жалком положении, чем все прочие люди» (стихи 14–19; Новый Русский Перевод).

Таким образом, Новый Завет не нуждается в демифологизации. То, что Бультманн называл мифами, на самом деле является чудесными явлениями, которые лежат в основе Нового Завета – начиная с рождения Иисуса от девы до Его воскресения, возвращения и последующего воскресения верующих. «Современного мыслителя» необходимо вернуть к «досовременному мышлению», которое было открыто для сверхъестественного вмешательства.