Как мы определяем, какие книги относятся к Библии, если в ней самой ничего не сказано об этом?



Вопрос: Как мы определяем, какие книги относятся к Библии, если в ней самой ничего не сказано об этом?

Ответ:
Если Писание должно быть нашим единственным авторитетом, то на каком основании мы знаем, какие книги входят в Библию – ведь она сама не сообщает этого? Это очень важный вопрос, ведь прочность цепи определяется прочностью ее самого слабого звена. Есть ли слабое звено в цепочке связи между Богом и человечеством? Если это так, то вся цепь разорвется и к связи в конечном итоге не может быть доверия.

Рассмотрим различные «звенья», содержащие элементы связи между Богом и нами: первым было Божье желание общаться. Оно коренилось в Его любви, потому что самым любящим поступком, который мог сделать благой Бог, было откровение Себя Своему творению. Затем появилась фактическая передача Слова Божьего через человеческих писателей. Это включает процесс, который Библия называет «вдохновением», при котором Бог вдохнул слова, которые человеческие исполнители записали (2 Тимофею 3:16). После этого наступил черед распространения, так как Слово доставлялось его аудитории через проповедь или другими средствами. Потом пришло признание, когда народ Божий начал отличать Священное Писание от других религиозных писаний. А потом – сохранение, посредством которого Слово Божье сохранилось до наших дней, несмотря на многочисленные попытки уничтожить его. И, наконец, просвещение, когда Святой Дух открывает понимание верующего к принятию Слова.

И это является «цепью» – демонстрацией Божьей любви во вдохновении, распространении, признании, сохранении и просвещение Его Слова. Мы верим, что Бог участвовал на каждом этапе процесса, ведь зачем же Богу надо было делать усилия, чтобы вдохновить Свое Слово, а потом не сохранить его? Зачем Ему говорить с нами, а потом не вести нас к признанию Его Слова?

Это признание Божьего Слова обычно называют «канонизацией». Следует заметить, что Бог определил канон, а церковь открыла его. Канон Писания не был создан церковью – она лишь обнаружила или открыла его. Иными словами, Слово Божье было вдохновленным и авторитетным с самого начала: «Навеки, Господи, слово Твое утверждено на небесах» (Псалом 118:89, тут и далее – перевод Российского Библейского Общества), а церковь лишь признала этот факт и приняла его.

Критерии, которые церковь использовала для признания и составления Слова Божьего, были следующими:

1) Написана ли книга пророком Божьим?

2) Была ли подлинность вести писателя подтверждена чудесами?

3) Говорит ли книга правду о Боге, без лжи и противоречий?

4) Проявляет ли книга Божественную способность преобразовывать жизнь?

5) Была ли книга принята как Слово Божье людьми, которым она была впервые представлена?

Из этих критериев самым важным был первый – была ли книга написана пророком? Его следствие – получила ли книга одобрение апостолов? – было главным тестом на каноничность в ранней церкви. Этот критерий является логическим результатом, учитывая, кем были апостолы. Апостолы были уполномоченными Богом учредить и руководить церковью, поэтому разумно признать, что через них пришло Слово, управляющее церковью.

Апостолам был обещан Дух истины, Который должен был напоминать им, что говорил Христос (Иоанна 14:26), и направлять их на «всякую истину» (Иоанна 16:13). После вознесения Христа апостолы получили сверхъестественные дары, чтобы поддержать их работу и подтвердить их весть (Деяния 2:4). Дом Божий воздвигнут «на фундаменте, заложенном апостолами и пророками» (Ефесянам 2:20). Учитывая особое поручение апостолов, выглядит логичным, что церковь приняла одобрение апостолов как ключевой тест на каноничность. Таким образом, Евангелие от Матфея считалась каноничным (оно было написано апостолом), а также было принято Евангелие от Марка, учитывая его тесную связь с апостолом Петром.

Когда писался Новый Завет, отдельные книги и письма сразу же принимались как Слово Божье и распространялись на благо других. Фессалоникийская церковь приняла слова Павла как Слово Божье (1 Фессалоникийцам 2:13). Послания Павла распространялись среди церквей еще в апостольские времена (Колоссянам 4:16). Петр признавал послания Павла вдохновенными Богом, и приравнивал их к остальным частям Писания (2 Петра 3:15–16). Павел цитирует Евангелие от Луки и назвал его «Писанием» (1 Тимофею 5:18). Это широкое признание резко контрастирует с несколькими спорными книгами, которые временно пользовались ограниченным интересом и в конце концов были отвергнуты как неканонические.

Позже, когда ересь усилилась и некоторые люди в церкви начали требовать принятия ложных религиозных писаний, церковь мудро собрала собор, чтобы официально утвердить свое принятие 27 книг Нового Завета. Критерии, которые они использовали, позволили им объективно отличить то, что дал Бог, от человеческого творения. Они пришли к выводу, что останутся с книгами, ставшими общепринятыми. Поступая таким образом, они решили внимать «учению апостолов» (Деяния 2:42).


Вернуться на русскую стартовую страницу

Как мы определяем, какие книги относятся к Библии, если в ней самой ничего не сказано об этом?